?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Дочитала последнюю повесть из книги Барбе… Пьянящая вещь. Сравнима по ощущениям с «Порченной», романтизм, грусть, увядание. Вот у кого нужно было учиться Джоан Харрис, в борьбе против церкви, только пришлось бы мириться с тем, что Барбе себя считал самым что ни на есть католиком . Конечно, за что на Барбе накинулись "моралисты" догадаться можно, мадам де Фержоль- ревностная христьянка, исполняющая все предписанные правила, борец за добродетель и в то же время лишенная милосердия, смирения, и любви к ближнему, конечно может выглядеть насмешкой над церковью, хотя скорее всего так оно и есть. Хотя, ничего сверхъестественного Барбе и не сделал, он просто разграничил веру и религию, вполне разумно, хотя такая мысль и в наше время, похоже, не всем понятна… В противовес баронессе стоит неграмотная, добродушная Агата, которая не смотря на всю свою душевною теплоту и добродетель, конечно, стоит ближе к язычеству в своих суевериях, вере в порчу, злые силы… Видимо такая противоречивость пришлась не по вкусу некоторым деятелям того времени. Ну и конечно, самый очаровательный персонаж это Ластени- дочь баронессы. «Она расцвела во влажном сумраке, будто ландыш, который не любит солнца и растет обычно в тени у садовой ограды, в уголке, куда не проникают палящие лучи. Она походила на этот целомудренный сумеречный цветок белизной и таинственным очарованием…». Ластени сильно напоминает женщин из рассказов Эдгара Аллана По, все такая же болезненность и хрупкость, и с самого начало понимаешь, что этот персонаж обречен на медленное угасание. Хотя тут не обошлось без «помощи» со стороны матери. События, как и в других его вещах происходят во время, или после революции, что создает особый фон. Когда старый распорядок хоть и мил сердцу, но все же рухнул, из-за того, что все несущие конструкции этого порядка прогнили до основания, ничего нового еще не пришло, но уже видно, что это новое совсем для тебя чужое и страшное, а действительность- это такой хаос, где ничего не понятно, ни где добро, ни где зло, и если что-то нежное, чувственное и хрупкое смогло родиться, то выжить для этого существа задача почти не возможная. Очень милая, по-своему трогательная вещь.